Сон в книгу: новый роман Бернара Вербера

ТЕХНИКА ВХОЖДЕНИЯ В ОСОЗНАННЫЕ СНОВИДЕНИЯ, КЭРРОЛЛ, GOOGLE, ОСТРОВ РОЗОВОГО ПЕСКА И ТОЛКОВАНИЕ СНОВ ПО КЛЯЙНУ 

Есть в творчестве Бернара Вербера нечто противоречивое, что заставляет даже ярых его поклонников после прочтения одних опусов испытывать восторг, а к другим писать разочарованные отзывы. В числе таких парадоксов своеобразный стиль писателя. При чтении вас не покидает ощущение, что перед вами не художественное произведение, а научно-популярная статья, расширенная до размеров книги? Оно вас не обманывает! Бернар Вербер в прошлом ─ журналист, и доныне мы видим в его романах факты, прогнозы, комментарии, но не психологическую основательность. Вот и в «Шестом сне» все герои, от французских профессоров до малайзийских туземцев, говорят одним слогом; пугливый студент-медик с наскока превращается в несгибаемого борца и даже под угрозой быть съеденным испытывает не смертельный ужас, а пытается послать пленившим его мысленный импульс: «Я невкусный» и т.п. Проза Вербера напоминает книги Жюля Верна и Александра Беляева ─ авторов достойных и даже культовых, однако сегодня причисленных к литературе для подростков. Вербер же этим штилем творит футурологические произведения категории 18+.

Другой парадокс верберовской прозы может быть поставлен ей в плюс ─ это умение писателя филигранно сочетать научную фантастику с оккультизмом. Он не противопоставляет прогрессивное общество традиционному, а доказывает: расширение научного знания включает в ноосферу то, что прежде было предметом веры.

Что перевесит, плюс или минус, такое впечатление и останется от романа «Шестой сон», в котором Вербер исследует проблему сна в самых разных аспектах. На страницах книги вас ждут программа тренировок начинающего сновидца для превращения в искусного онейронавта, техника осознанных сновидений малайзийских сеноев, головокружительная геометрия времени и борьба с фармацевтическими компаниями. Франция, ужасается Вербер, удерживает мировое лидерство по потреблению снотворных: аптеки продают 60 миллионов упаковок ежегодно, при этом некоторые таблетки способны вызвать зависимость и болезнь Альцгеймера.

Многие цифры и факты, вошедшие в книгу, абсолютно реальны. Более того, первый шаг к «Шестому сну» Вербер сделал еще в 1980-е годы, когда готовил журналистский репортаж о онейронавтах (онейронавтика ─ наука о сновидениях, одним из направлений которой является разработка методик осознанных сновидений).

Писатель сам активный сновидец и пользуется приложением для смартфона, позволяющим выстраивать гипнограммы ─ графики сна. Обращаясь к читателям «Шестого сна», Вербер предлагает посетить его сайт и рассказать о собственных сновидениях. Здесь же вы сможете принять участие в опросе, посвященном сну.

Кстати, вездесущий Google недавно запустил приложение для практикующих осознанные сновидения «Онейронариум» с функцией дневника для улучшения сновиденной памяти, со специальным ночным режимом для желающих освоить вход в осознанный сон на пробуждении (непрямой вход в «Фазу») и т.д. Скачать «Онейронариум» можно ЗДЕСЬ.

Но лучшая практика для развития сновидческих способностей ─ чтение хороших книг. Бернар Вербер гарантирует!

«После того как Жаку впервые удалось сохранить в памяти сновидение, он вошел во вкус. Теперь ему хотелось запомнить каждое из них. Он запрограммировал будильник таким образом, чтобы он звонил во время окончания парадоксального сна, после чего незамедлительно хватался за блокнот.

– Чтобы с большей пользой смотреть сны, я научу тебя еще одному трюку, – объявила ему Каролина.

Она достала из-за спины и протянула ему книгу под названием «Алиса в Стране чудес».

– Чудесная вещица! Если ты будешь читать перед сном книги с красочными визуальными мирами, тебе будут сниться еще более волшебные сны.

Жак взглянул на обложку. Там были изображены маленькая светловолосая девочка, кошка с огромными глазами, гусеница в очках, сидящая на грибе, и разгневанная Королева Червей.

Каролина процитировала по памяти:

– «Мир книг – самый большой из всех миров, который человек не получил от природы, но заимствовал из собственной головы». Так говорил один писатель по имени Герман Гессе. А я добавлю от себя: мир книг подпитывает мир снов, который намного больше мира книг. Жак прочитал «Алису…» и увидел во сне описанные в книге пейзажи. После других произведений Льюиса Кэрролла («Охота на Снарка», «Бармаглот», «Алиса в Зазеркалье») он открыл для себя творение Рабле, которое вдохновило его на сны об обжорах («Гаргантюа и Пантагрюэль»), затем последовали книги Джонатана Свифта («Путешествие Гулливера») и Эдгара По («Таинственные истории» в переводе Бодлера), которые добавили в сны воронов, кладбища, замки и призраки. Еще: Жюль Верн («Таинственный остров», «Путешествие к центру Земли», «20 000 лье под водой»), Айзек Азимов («Основание», «Я, робот»), Филип Киндред Дика («Убик», «Человек в высоком замке»). Он читал также поэтов: Виктора Гюго, Шарля Бодлера, Артюра Рембо, Бориса Виана, Превера, Жоржа Перека.

После романов и стихов мать посоветовала ему пополнить свои знания в области живописи, чтобы насыщать сны необыкновенными декорациями: Иероним Босх, Франсиско Гойя, Рембрандт, Питер Пауль Рубенс, Ян Вермеер, Уильям Тёрнер, Джон Мартин, Сальвадор Дали, Рене Магритт. Затем пришел черед композиторов: Вивальди, Моцарт, Бетховен, Григ, Форе, Дебюсси.

– Романы, стихотворения, живопись и музыка – наилучшие ингредиенты для того, чтобы ты создал собственную кухню сновидений, – объяснила ему мама. – Все это свежие продукты. И напротив, я не советую тебе смотреть телевизор – это фастфуд, дающий неестественные, «пережеванные» сны, которые не позволяют развивать твои врожденные творческие способности и чувство прекрасного, так как воздействуют лишь на твои базовые эмоции. Пусть это станет общим принципом: создавай в сновидениях собственные фильмы и не воспроизводи фильмы, созданные другими.

Жак привык засыпать с романом в руке. Он читал после ужина перед сном, то есть в то время, когда его одноклассники смотрели телевизор. Он проглатывал истории, рассказанные в книгах, как «топливо для сновидений», и чем более необычными и красочными были миры, о которых он читал, тем сильнее он предвкушал удовольствия, не сомневаясь в том, что ночь будет богата удивительными зрелищами.

Его школьные отметки улучшились во всех творческих дисциплинах. Он восстанавливал организм благодаря третьей стадии сна, он развивал способность к запоминанию посредством погружения в четвертую стадию, и он использовал способность к фантазированию, порожденную пятой стадией.

Он стал лучшим учеником в классе» (Б. Вербер, «Шестой сон»)